Московская эпидемия 1830. Доктор Гааз

В сны не верю, вещих не видела ни разу.

Но сон минувшей ночью, то есть аккурат на Пасху, оставил очень светлое ощущение.

Какое-то здание, и я вроде как со ступеней наблюдаю. Рядом ещё кто-то в напряге стоит, перешептываются, но вниз мы не идем. Потому что внизу, перед зданием – толпа, одетая, как мы с вами. И мечутся они в панике, кричат. Чего кричат – не разобрать, понятно только, что страшно им очень.

Рядом со мной появляется мужчина лет 45, высокий, крупный, одетый по моде первой половины 19го века (“Войну и мир” бондарчуковские посмотрите). Он какое-то время стоит, смотрит вниз, а потом спускается. Прямо в эту безумную толпу идёт. И руки разводит, как для объятий. И говорит им что-то. Нам не слышно, но люди внизу замолкают, слушают – каждое слово ловят, а на лицах надежда и свет. И я чувствую, как нас на ступеньках тоже “отпускает”.

Проснулась и поняла, что видела я “святого доктора” – Федора Петровича Гааза.