Никто не мог его заменить. Луи Александр Бертье.

Слишком близко… 

Общение с семьей императора регулярно нарушало душевный покой маршала Бертье. То Наполеон, к которому в походе приехала Жозефина, кинулся раздевать ее прямо в присутствии начальника штаба. А тот не мог уйти, не получив разрешения. То Жозефина просила прикрыть ее любовников и денежные махинации, то сестрица Бонапарта, Полина, давала всем жару.

Маршал Бертье, надо сказать, любил окружать себя молодыми привлекательными офицерами. С ориентацией у него все было в порядке, но главный штаб Великой Армии был наполнен несколькими сотнями не только умных и смелых парней, но и выглядящих так, словно маршал непрерывно проводил фотосессии для глянцевых журналов. «Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны, как на подбор, С ними дядька Черномор» (с) При этом штаб работал, как часы, и боготворил своего шефа.

И тут из-за океана в Париж прибыла овдовевшая сестрица Наполеона – Полина, тогда еще Леклерк. В семье Бонапартов в принципе не было людей, обремененных моралью, но Полина обскакала всех родственников вместе взятых. У мадам была нимфомания. Врачи уже отказались, медицинские средства помогали слабо и на короткое время. Череда мужчин в спальне принцессы не иссякала, потому что в одиночку никто не справлялся.

Когда в Париже почти иссяк запас пригодных мужчин, Полина внезапно обнаружила практически неиссякаемый источник – Главный штаб армии родного брата. Молодые, красивые и очень выносливые офицеры количеством несколько сотен – что еще нужно для счастья. Жизнь принцессы снова заиграла всеми красками.

Наполеон боролся с болезнью сестры грубо, по-солдатски — просто вытаскивая любовников из ее постели. Бертье, орал он потом, вы – сутенер, во что вы превратили штаб?! Маршал, который, если не считать маркизу Висконти, перманентно пребывал в образе наивного белого тюльпана, в отчаянии ломал руки, грыз на нервной почве ногти и пальцы (любимое занятие) и уверял Бонапарта, что это клевета, тому все показалось, а офицеры штаба чисты и непорочны.

В конце концов императору надоела эта комедия, и он начал брать Бертье с собой. Регулярные рейды в спальню к сестре императора для деликатного и застенчивого принца Невшательского превратились в кошмар. Наполеон скандалил, Полина хохотала, офицер ползал под полу, собирая одежду, а маршал заикался и краснел, уставившись в стену. Зато дело сдвинулось с мертвой точки – все штабные офицеры, которых удавалось поймать с поличным, сразу из постели прекрасной Полины отправлялись в действующую армию, на поля сражений.

Но весь штаб не уволишь, на их место приходили новые и через какое-то время оказывались в объятиях принцессы. В общем, Главный штаб Великой Армии всегда был при деле и бесперебойно удовлетворял потребности императора в походах и прекрасной Полины в мирное время.