Никто не мог его заменить. Луи Александр Бертье.

Маршалу тоже было не сладко: скандалы Бонапарта — с одной стороны, истерики маркизы —  с другой, и при этом собственная абсолютная уверенность, что его любить на самом деле невозможно, и то, что маркиза с ним, это счастье, которого он недостоин в принципе и надо держаться за него всеми лапами. Бертье держался, но однажды пошел на крайность – пал в ноги к императору и попросил помочь с женитьбой на любимой женщине. Муж ее, маркиз Висконти, был уныл и стар, но на диво живуч. Маршал рассчитывал на развод. Только этого Бонапарту и не хватало – маркиза при дворе, да еще и в роли жены Бертье.  Он выслушал начальника штаба, одобрил стремление создать ячейку общества, но… сказал, что раз так приспичило, то Бертье женится на дочери герцога Баварии. Разразилась гроза — Луи-Александр в кои-то веки встал враспор. И совершенно напрасно, потому что идея женитьбы маршала как собственного спасения от маркизы Висконти показалась императору очень привлекательной. Никого он не жаждал женить так, как своего герцога Невшательского. В общем Бертье дожали и со всей возможной пышностью женили на дочери герцога Баварского. Пилюлю подсластили титулом принца Ваграма. Счастья семье это не принесло ни на минуту.

Не успели отзвонить свадебные колокола, как маркиз Висконти скончался. Дама сердца оказалась свободна. И брак с баварской герцогиней ничегошеньки не изменил в этой странной ситуации. Они по-прежнему жили в Гробуа, только место маркиза Висконти в странном трио теперь занимала супруга маршала. Пили чай-кофе, играли в карты, гуляли, мило улыбались друг другу. Бертье, по-прежнему уверенный, что только маркиза его любит, расставаться с ней не хотел. Джузеппа же и раньше была не худенькой, а на маршальских харчах разжирела так, что никакие корсеты не сходились. Однажды пытаясь сделать талию где-то, кроме шеи, она так сильно затянула корсет, что потеряла сознание и заработала инсульт. Так маршал Бертье в свои 50+ начал осваивать профессию сиделки. Кстати, якобы беспомощная «возлюбленная» пережила его на 20 лет.