Никто не мог его заменить. Луи Александр Бертье.

 «Амур, все стрелы растеряв, ломает лук и в подворотне … душит тетивой»(с)

Современники вспоминали Луи-Александра как стеснительного, некрасивого и какого-то нелепого человечка. Не знаю-не знаю, посмотрите на портреты – нормальный мужик. Но характер странный, тут не поспоришь.

Начнем с личной жизни. Была у Луи-Александра большая любовь.

Во время Итальянского похода на Бонапарта в Милане сильно запали местные красавицы, в том числе и маркиза Джузеппа Висконти. Маркизе 37 лет, двое детей, второй брак, она была ослепительно красива, сильно избалована мужским вниманием и истерична. Слова «нет» она не понимала. Наполеон же, только недавно женившийся, еще пытался хранить верность  Жозефине. В итоге он сильно устал от преследований маркизы, а ее скандалы по любому поводу сильно раздражали. И Бонапарт решил свалить грязное дело на Бертье. Убери-ка ты, милый друг, это наказание от меня подальше. Ох, как он потом жалел, что не дал задание кому другому.

Луи-Александр в свои 44 года не имел в анамнезе не то, что большой и чистой любви, но даже завалящего романчика. То есть иммунитета к женщинам никакого. А тут целая маркиза Висконти, первая красавица Милана. И против этой танковой дивизии Наполеон опрометчиво выпустил свою нежную фиалку.

Маркиза устала штурмовать маленького корсиканца, прикинула, что второй человек в армии, столь близко стоящий к Бонапарту, это однозначно лучше, чем ничего. И темпераментно обратила свой взор на Луи-Александра. Обалдели все, а больше всего – сама жертва. Бертье был уверен в собственной непривлекательности и совершенно не понимал, как такая красавица могла предпочесть именно его всем остальным. И в благодарность сделал все, что мог — влюбился безоглядно и навсегда. «Я никогда не видел такой страсти, как у Бертье», — вздрагивал при воспоминании об этом Наполеон на Святой Елене.

Луи-Александр соорудил походный алтарь с портретом маркизы и свечами и почти все свободное от Наполеона время проводил в молитве перед ним. То есть вы представьте себе: Египетский поход, а в будущей Великой Армии полный треш и угар – главнокомандующий заламывает руки, потому что жена ему неверна, а начальник его штаба бьет поклоны перед портретом любовницы и просит отпустить его в Париж. Понятно сразу, что Египетский поход не задался. Бертье при этом еще мемуары о походе написал – аж в двух томах. Ну если не спать по 13 суток – то да, можно успеть.

Окружение императора округляло глаза, но это были еще цветочки. Когда армия вернулась в Париж, Бертье привез маркизу и ее мужа и поселил неподалеку от себя. В 1805 году Наполеон подарил маршалу замок Гробуа, тот сделал прекрасный ремонт и… переехал в замок вместе с семьей Висконти. Императорский двор окончательно потерял дар речи, сам Бонапарт же, наоборот, постоянно орал на маршала, требуя прекратить балаган. Жозефина отчаянно пыталась помочь мужу и женить Бертье — сначала на ком-то конкретном, потом уже все равно на ком. Но от перспективы делить семейный очаг не столько с маршалом, сколько с маркизой, дамы шарахались как от чумы. Джузеппа же, чуя свое влияние, настойчиво пыталась попасть ко двору. Наполеон в ответ окопался в Тюильри и знать ее не желал.