Дмитрий Голицын. Часть 1 — Боевой генерал.

Мыслимое ли дело? «Наш ангел-хранитель» — называли москвичи своего градоначальника.

Дмитрий Владимирович Голицын — светлейший князь, гордость российской армии и просто добрейшей души человек. Именно на него легло бремя восстановления Москвы после войны с Наполеоном.

И с этой труднейшей задачей он справлялся так, что москвичи души не чаяли в генерал-губернаторе.

Родился Дмитрий Владимирович в 1771 году в семье знаменитой «пиковой дамы» — Натальи Петровны Голицыной.

Учитывая склонность матушки к тирании, нетрудно догадаться, что воля детей ломалась с рождения. Особенно, это касалось мальчиков. И все же Дмитрий Владимирович сумел выстоять даже под давлением матери.

Рос он вместе со старшим братом Борисом, с которым всегда был дружен. Мальчиков вдвоем так и отправили учиться во Францию, потому что в России приличное образование мужчины получить в то время не могли.

Учителя в Военной школе Страсбурга, а потом и Парижа  Дмитрия хвалили за большие способности к математике и военному делу. Любовь к точным наукам Голицын пронесет через всю жизнь — время в периодических отпусках и отставках он будет проводить не только в домашних делах, но и в учебе.

Юные князья Голицыны застали Французскую Революцию и даже всласть побегали по парижским улицам вместе с бунтующим народом. Каждый нашел дело по душе: гуманитарий Борис выступал с революционными речами, а Дмитрий в большой толпе штурмовал Бастилию.

Императрица Екатерина ужаснулась, обнаружив в семье Голицыных двух карбонариев, и потребовала немедленно вернуть их домой.

Однако в России юноши не собирались просиживать в светских салонах и попросились в армию. В 1794 году они вместе с Суворовым успешно штурмовали предместья Варшавы и получили свои первые награды — Георгиев 4-й степени.

При императоре Павле карьера Дмитрия Владимировича складывалась довольно успешно. В 1800 году он даже стал шефом кирасирского полка. Тяжелая кавалерия очень ценилась в европейских армиях того времени  и пользовалась особым почетом.

В 1806 году Голицын, уже командир кавалерийской дивизии, принял от французов бой при Голымине. 40 тысяч солдат Мюрата, Даву и Ожеро против 18 тысяч у Голицына. Когда вечером к французским корпусам прибыл Наполеон — город был залит кровью, но русские стояли на месте. Лишь с наступлением темноты Дмитрий Владимирович аккуратно вывел остатки своей дивизии.

Успехи Голицына при Прейсиш-Эйлау, Фридланде принесли ему славу и награды, но итоговую картину для России не изменили. Кампании этого периода завершились довольно грустным Тильзитским миром.

В 1808 году настал через войны со шведами. Перед Голицыным стояла задача пройти по льду Ботнического залива к островам. Не так просто это сделать, однако Дмитрий Владимирович исследовал окретсности, все просчитал и подготовил. Но когда уже нужно было выступать — приехал Барклай де Толли и возглавил переход.

Все прошло идеально. Барлай получил за переход чин генерала от инфантерии и пост главнокомандующего. А Голицын не получил ничего, равно как и остальные генералы, которые много сил положили на подготовку. В 1809 году они дружно подали в отставку.

Следующие три года были самыми счастливыми, как вспоминала потом жена Дмитрия Владимировича. Голицын писал работы о кавалерийских маневрах, ездил изучать инженерное дело и математику в Берлин, а остальное время проводил в любимом Рождествено с семьей.

В армию Дмитрий вернулся в августе 1812 года вместе с братом. Помня про конфликт с Барклаем, император оставил Бориса в Первой армии, а младшего Голицына отправил во Вторую армию. Багратион доверил ему всю регулярную кавалерию.

На Бородинском поле кирасиры Голицына защищали и Шевардино, и Семеновские флеши, и центральный редут Раевского.

Бориса Владимировича в том сражении тяжело ранили, и его увезли в госпиталь во Владимирскую губернию. А Дмитрий в октябре 1812 года преградил Мюрату путь на Калугу, а месяц спустя в сражении под Красным взял в плен 7 тысяч французов.

С русской армией Голицын дошел до Парижа, где получил чин генерала от кавалерии.

Война окончилась и несколько благословенных и спокойных лет Дмитрий Владимирович прожил с семьей в усадьбе покойного брата — в Больших Вяземах.

«Радость» пришла откуда не ждали — в начале 1820 года император Александр назначил Дмитрия Голицына генерал-губернатором Москвы, полагаясь на его стойкий характер, решительность и доброе сердце.

На 20 с лишним лет Москва получила своего Ангела-Хранителя!
Text.ru - 100.00%
© TM/svoimi-slovami.ru (Фото из открытых источников)