Дмитрий Голицын. Часть 3 — московский Ангел-Хранитель

Итак, в 1820 году Москва обрела своего Ангела-Хранителя. На следующие 20 с лишним лет.

Счастливый для города период, начавшийся при Тормасове в 1814 году, продолжился настоящим расцветом. Дмитрий Владимирович с присущей ему энергией взялся возрождать столицу. При нем Москва не только поднялась из пожарища, но и расширилась.

Появились новые мосты, набережные упаковали в гранит, болота осушались и превращались в парки, площади, места для прогулок.

Голицын взялся замостить улицы булыжником. И эта затея почти ничего не стоила городскому бюджету. Вместо того, чтобы тратить большие деньги и где-то закупать булыжник, Дмитрий Владимирович придумал, чтобы каждый въезжающий в город вез с собой камень, можно два и три.

Современники отмечали, что князь умел найти общий язык с кем угодно. Он одинаково внимательно слушал и простолюдина, и купца, и аристократа.

Особенно его любили купцы. Князь активно поддерживал предпринимательство, помогал с решением налоговых вопросов, размещение торговых мест. В благодарность московские купцы даже приподнесли ему бюст. Очень хотели поставить на Красной площади. Но Голицын засмущался, сказал, что ничего особенного для города не делает, чтобы заслужить такую честь, и увез бюст в усадьбу. Там мы его сейчас и наблюдаем.

Большим доверием пользовался Голицын у императора Николая. Тот сильно предполагал, что Москва может повторить питерский сюжет с присягой. Губернатора Санкт-Петербурга уже убили, что будет с губернатором Москвы. А ничего…

В ночь на 18 декабря 1825 года в Москву прибыл генерал-адъютант с манифестом о вступлении Николая Павловича на престол. Той же ночью Голицын собрал чиновников, военных и духовенство, и всем раздал приказы. Солнце едва встало, а в Сенате уже зачитывали манифест. В 8 утра в Успенском соборе Кремля Москва присягнула новому императору. В обратный путь посланец Николая Павловича отправился, нагруженный подарками от всех сословий города.

Такое император Николай не забывал. На Рождество 1825 года Дмитрий Владимирович получил орден Святого Андрея Первозванного. И бонусом — доверие царя.

Это помогало князю искать заступничества для доктора Гааза. Деятельность Федора Петровича в отношении бедняков и преступников чудовищно раздражала чиновников всех мастей. А губернатор его поддерживал — часто встречался с ним, посещал больницы, даже выезжал в пересыльные тюрьмы и по этапу для первого пункта, где разговаривал с солдатами-охранниками и уголовниками.

Московские чиновники поначалу самозабвенно стучали на такие дела Голицына в Петербург, правда, бестолку — Голицын сам все без утайки рассказывал императору. А доктору Гаазу в 1825 году князь доверил аптекарское и медицинское управления Москвы, сделав его, по сути, главным столичным врачом. Увы, ненадолго — слишком неудобным оказался Гааз для московских чиновников, затравили.

Дмитрий Владимирович же снабдил Москву питьевой водой. Вообще водопровод появился в Москве в 1804 году, но действовал с такими перебоями, словно его и не было. В 1828 году в Алексеевском построили водонапорную башню. Вода из нее поступала в главный резервуар на Сухаревой башне, а оттуда направлялась на 5 питьевых фонтанов по городу. Для Москвы того периода это был настоящий прорыв.

А с эпидемией 1830 года он справился, как настоящий боевой генерал. Вызвал на подмогу бывших сослуживцев, закрыл Москву, установил карантин. В город не то что человек — мышь проскочить не могла. Дома, улицы, въезжавшие кареты и люди проходили своеобразную санобработку — окуривались дымом. Даже Пушкин не смог в 1830 году пробиться в Москву к любимой Натали и просил друзей вступиться за него перед губернатором.

Москвичи поначалу ныли о потере свободы, ущемлении своих прав на балы и развлечения, но заразы все-таки боялись больше, поэтому согласились спокойно пересидеть трудный период. Город настолько успешно справился с эпидемией, что ближе к окончанию карантина в Москву не побоялся приехать сам император.

И дом, и кошелек Голицына были открыты для всех, кто в них нуждался.

И хотя сам Дмитрий Владимирович ходил в потертой и залатанной одежде, а семья жила более чем скромно, это не мешало ему часто отдавать последнее.

Например. В 1839 году случился большой неурожай, цены на продукты, особенно, на хлеб, грозились вот-вот взлететь, и градоначальник созвал чиновников и купцов. Он предложил собрать деньги и на них закупать хлеб в провинции, привозить в Москву и продавать по себестоимости или с минимальной наценкой. И сам же подал пример — выложил все свои сбережения. За ним потянулись остальные. В общей сложности собрали 1 миллион 300 тысяч рублей. Голод москвичам в тот год не грозил.

Какие крупные перемены произошли в Москве по инициативе Дмитрия Голицына:

— появляется водопровод и фонтаны с питьевой водой,
— осушаются болота, на их месте появляются площади, места для прогулок. Например, Театральная площадь — это бывшее болото.
— улицы мостятся булыжниками,
— строится обводной канал, который избавит город от наводнений,
— строятся Большой и Малый театры и окончательно формируется архитектурный ансамбль Театральной площади.
— архитектор Константин Тон проектирует и начинает строительство Храма Христа Спасителя на том месте, где мы его сейчас видим, и Большого Кремлевского дворца,
— набережные покрываются гранитом,
— строятся мосты, в частности, уже постоянный Москворецкий мост,
— появляются Первая градская больница, глазная больница и первая детская больница, которую мы сейчас знаем как Филатовскую.
— у Тверской заставы возводится Триумфальная арка.

Прогуляйтесь по городу, посмотрите на сохранившуюся красоту и вспомните добрым словом князя Дмитрия Владимировича.
Text.ru - 100.00%© TM/svoimi-slovami.ru (Фото из открытых источников)