Иван Тургенев в Париже

На втором этаже всего две комнаты, зато какие. Они восстановлены настолько живо и детально, словно хозяин где-то здесь, просто вышел, но «вы подождите, он вот-вот будет обратно».

Огромный кабинет с темно-красной обивкой стен, книжными шкафами и рабочим столом черного дерева. Кстати, это настоящий стол Ивана Сергеевича. Отдельный уголок в кабинете еще при Тургеневе был отведен Клоди Виардо-Шамро, дочери Полины. Она не пошла по стопам матери и стала художницей. Летом Клоди часто гостила у родителей в усадьбе и в любимых «Ясенях». Приходила на второй этаж, устраивалась с мольбертом у окна кабинета и рисовала часами. Впрочем, кабинет Тургенева был отнюдь не местом для работы в тишине. Его любила вся семья Виардо. Если на вилле Полины устраивались шумные светские приемы, музыкальные вечера, то в тургеневском кабинете собирались в узком домашнем кругу — пили чай из обязательного самовара, делились новостями, читали вслух книжные новинки. И даже совместно написали 4 оперы. Правда, как выяснил создатель музея Александр Звигильский, до наших дней дожила только одна — «Последний колдун».

Как раз по работе Виардо-Шамро удалось восстановить спальню Тургенева. Однажды летом 1883 года Клоди нарисовала умирающего Ивана Сергеевича. Не самый позитивный сюжет, конечно, зато этот единственный рисунок помог мастерам из знаменитой Школы Буля воссоздать обстановку комнаты максимально близко к оригиналу. Сам рисунок, кстати, тоже здесь – висит на стене.

И вы только посмотрите, как чудесно все устроено – прямо из спальни можно выйти на просторную террасу. Тишина, пьянящий запах хвои и вид на дом любимой женщины – чем еще сердце может успокоиться? Тургенев нашел отличное место. Кстати, я обратила внимание, что вилла Виардо видна из всех жилых комнат, в которых мог обитать хозяин «Ясеней». Не знаю, задумано так было или случайно вышло.

А еще в комнатах на втором этаже все можно потрогать. Никто не вешает бархатные колбаски заграждений, не шипит в ухо «не прикасайтесь – не садитесь – не дышите». Не то, чтобы тут открыто разрешалось лапать в свое удовольствие или взять старинную книгу и таскаться с ней по дому.  Думается мне, что нет. Видеонаблюдение, пульт сигнализации — в наличии, да и рука не поднимается на такое кощунство. Но все же здесь — полное доверие, как в настоящем живом доме. Наверное, потому что музей Тургенева – все-таки не проходной двор. Случайный человек вряд ли заглянет, а «свой» гость проявит деликатность и не станет грызть писательские сушки на прикроватном столике в спальне.