Маршал Мюрат. Храбрейший из королей

От сердца отрываю. Мужик — огонь!
Не могу сказать, что это мой любимец, но меня восхищают эти 190 см красоты, храбрости и местами абсолютной безголовости. У любого другого это выглядело бы безобразно.

Умом понимаю, что пацан серьезный. И кавалерию Великой Армии создал, и не дай Бог с ним на поле сражения сойтись близко. Но все равно — пишу и получается какое-то «ай-на-нэ».

«В виду неприятеля он превосходил храбростью всех на свете, в поле он был настоящим рыцарем, в кабинете — хвастуном без ума и решительности», – говорил Наполеон о Иоахиме Мюрате (Жоашене Мюра, если по-французски), короле Неаполя. «Король храбрецов или храбрейший из королей» — называли его современники и сослуживцы.

Отпрыск относительно бедного гасконского рода. Задира, забияка, которому родители наивно определили карьеру священнослужителя. Поначалу, правда, юный гасконец пытался честно грызть гранит науки, но довольно быстро это дело бросил и ушел с кавалерийским полком. Женщины и армия представлялась ему более подходящими сферами для приложения своих способностей. И то верно — представляю я его мессы.

Храбрости Иоахиму было не занимать. Какое-то время он хорошо служил, потом Мюрата со службы попросили – ибо склоки и дуэли армию не украшают. Но он вернулся в армию окольными путями. В октябре 1795 года судьба Мюрата привела его к Наполеону Бонапарту, его путеводной звезде, императору и будущем родственнику. Наполеону в одном заковыристом деле понадобились пушки. Дело трудновыполнимое, но Мюрат пожал плечами, поехал и пригнал их. По пути дал по шее противникам, которые тоже приехали за пушками. Ну как тут не отдать свое генеральское сердце добру молодцу? Бонапарт взял задиристого парня к себе адъютантом.

Парень пообвыкся, съездил в Итальянский поход, соблазнил жену босса и попросил руки младшей сестры Наполеона – Каролины. Сначала они платонически друг друга любили и гуляли за ручку, что вообще подвиг для Мюрата. А потом случилось «сватовство гусара». Бонапарт генерала, конечно, ценил, но очень хорошо все понимал и про его характер, и про образ жизни. И однозначно не таким видел супруга младшей сестренки.

Мюрат не стал унывать — сходил с ним в Египетский поход, где всяко отличился, потом помог разогнать парламент. Ковал свое будущее счастье везде, где мог. Каролина же брала брата измором и жалобными вздохами.

В 1800 году снова возник вопрос о замужестве. Неженатых генералов было много, да все как-то не складывалось. Ожеро Бонапарт счел несколько грубоватым, любимому Ланну пришлось отказать, потому что тот только-только развелся с громким скандалом и еще не сбросил рога, Моро просто задумчиво ушел в туман. И тут снова подала голос Каролина. Девушка заявила, что вообще-то они с Мюратом любят друг друга, и если не он, то никто. Вообще. Вполне, впрочем, ожидаемо — мимо синеглазого гасконца ни одна женщина не могла пройти спокойно. Да что там спокойно – просто не могла пройти. У Каролины был строптивый характер, а Мюрат за это время сделал все, чтобы Наполеон проникся доверием. Первый Консул решил, что ладно — сделает он широкий жест. Сыграли свадьбу.