Поехать пить шоколад к графу Сен-При в Лан — бесценно!

Гийом-Эммануэль Гиньяр граф де Сен-При. По-нашему, Эммануил Францевич. На самом деле, не граф, а виконт, ибо батюшка его был жив. Но мы будем называть его графом, раз уж повелось так на Руси.

Наследник древних и влиятельных французско-австрийских родов. И, как выяснилось, отличный военачальник. Родился в 1776 году в Константинополе, где в то время служил послом его батюшка — граф Франсуа де Сен-При. Старший и любимый сын. Почти старший (он был вторым, а первенец умер).

Образования в мальчика напихали под завязку, но он и сам был умницей — охотно учил иностранные языки, инженерное дело, математику. Отец сначала служил при короле Людовике XVI, мотался по заграницам, потом пригодился революционерам. Однако в период революции граф Сен-При неуютно себя почувствовал, а потому взял семью в охапку и уехал в Россию. Императрица приняла его благосклонно, всяко одарила, так что граф у нас подзадержался. Потом к власти пришел Наполеон и откровенно сказал, что семью Сен-При видеть во Франции не желает. Логично было остаться в России.

Сначала папенька лелеял надежду вырастить из старшего ребенка надежную смену себе на дипломатическом поприще. У императрицы Екатерины аргументов против не нашлось, и юному Эммануэлю дали простенькое дипломатическое задание. Которое он тут же с треском провалил. Пока папа вдали от эпицентра событий рвал на себе волосы и оплакивал дипкарьеру сына, тот честно явился во дворец и покаялся. Парня простили. Однако на карьере дипломата пришлось поставить крест и идти искать счастья в армии.

И тут, по воспоминаниям современников, Сен-При отлично себя проявил — был очень смелым, предприимчивым, в сражениях стоял насмерть и частенько с успехом выворачивался из сложных ситуаций на поле боя. А солдаты запомнили его как чуткого и заботливого командира, который после боя сам не отдыхал, а проверял все ли сыты, всем ли оказана помощь, причем, внимание доставалось даже пленным – вне поля сражения граф не делил на своих и врагов.

Не случилось в жизни этого юноши ничего, кроме военной службы. Могло бы, да обломали графа.